Подготовка к беременности, планирование пола ребенка, зачатие, лечение бесплодия, ЭКО Календарь беременности по неделям. Здоровье, питание, образ жизни будущей мамы Роды, рейтинг роддомов, обезболивание, кесарево сечение, муж на родах Календарь развития ребенка от рождения до года. Здоровье младенца, детское приданое Воспитание, здоровье и развитие ребенка от 1 до 3 лет Воспитание, здоровье и развитие ребенка от 3 до 7 лет. Детский сад Здоровье школьника, обучение и развитие, все школьные вопросы Грудное вскармливание, детское питание, кулинарные рецепты для семьи Второй ребенок. Братья и сестры. Многодетная семья. Близнецы Семейные отношения, здоровье женщины, мода, интимная жизнь. Самомамы, приемные дети, особые дети. Домашнее хозяйство Семейный досуг, отпуск, семейные праздники, рукоделие Библиотека - книги для детей и родителей
 

 

Профессии наших родителей

Все мы, как известно, родом из детства. Во что мы играем в детстве, как проводим воскресные вечера и летние каникулы, как одеваемся, о чем мечтаем и кем хотим стать – все это очень часто зависит от родителей, их образа жизни и… их профессии.

 

Портал Материнство собрал для вас четыре интересные истории о детстве в семье пожарных, врачей, военных и в семье известного барда. Ночевки в ординаторской, игры в пожарной части, бесконечные переезды, смена школ и суровая дисциплина дома, Грушинский фестиваль и всё лето в палатках. Детство наших героинь точно не было скучным!

 

Детство в семье пожарных. Пожарные в СССР

Сергей Присекин «Военные пожарные» 1986

 

Детство в семье пожарных: «Пожары были частью жизни»

Ольга Кулакова

 

«Мой папа работал в пожарной охране всю жизнь, пришёл он туда после пожарно-технического училища и дослужился до начальника части. Из радостей детства – я ходила в ведомственный детсад и ведомственную поликлинику. В тот же детсад ходили ещё мой папа и его брат. В саду, как я сейчас понимаю, было нормальное снабжение в самый голод 80-х, поэтому родители возили меня в этот сад через весь город на двух троллейбусах.

 

«Пожарка» проходила красной нитью через всю нашу жизнь. Папа работал на объектовой части на тракторном заводе, куда могли вызвать в любой момент. Завод был старый, лаки-краски, постоянно там что-то горело. Если папа не работал, он спал дома – то отсыпался, то впрок.

 

Сейчас я понимаю, в каком аду жила мама. Ей постоянно нужно было готовить и упаковывать еду папе на дежурства, и это в условиях тотального дефицита. Сколько себя помню, у нас дома на подоконнике сохли дежурные банки для папиного пайка.

 

Когда он перешёл на руководящую работу и перестал дежурить в карауле, время банок прошло, но добавилась необходимость накрывать стол для всяких нужных людей из техотряда и управления, которые любили наведываться к нам в гости. Семейный круг общения состоял преимущественно из папиных сослуживцев, они ещё и жили неподалёку, поэтому все бесконечно вместе тусовались. Это было очень здорово на самом деле – весёлые пожарнички с семьями могли легко перевезти мебель, перекопать дачу, помыть слона и прочее.

 

В детстве я много времени проводила у отца в «пожарке», хотя годам к 13 мне уже поднадоело, что кругом все в форме. А в детстве – да, у папы на работе мне дико нравилось. Пожарная часть состояла из рабочих помещений и этажа, где жили сотрудники. Мне это казалось очень романтичным, хотя хорошего было мало – им просто было негде жить, не все дожидались очереди в нормальном общежитии и тем более отдельной квартиры.

 

В детстве на работе мне разрешали мыть машины, звать кого-нибудь к телефону в диспетчерской. Самый кайф для меня в «пожарке» был идеальный порядок. Люди меняют друг друга посменно, поэтому все должно быть на своих местах и в полной исправности.

 

Часто меня спрашивали – а правда, что пожарные с пожара все уносят, и говорят, что сгорело? У вас, наверное, много такого добра дома? Разочарую – ничего. Хотя на даче у нас есть пара рукавов (брезентовые "шланги") и складная приставная лесенка.

 

А ещё бабуля шила папе огромные семейные трусы из отрезов, которые выделяли для мытья техники. Техника, впрочем, от этого не страдала, ветоши этой привозили в часть очень много.

 

Пожары были обыденной частью жизни – иногда их не было несколько дежурств подряд, иногда наоборот все начинало гореть, как ненормальное, и папа приходил домой такой копчененький. Серьезных несчастных случаев не помню, хотя уже по окончании службы, по иронии судьбы, несколько сослуживцев папы погибли в бытовых пожарах.

 

Дома у нас была только зелёная форма, за «боевками» (рабочей формой) все ухаживали прямо в части, там их и мыли и сушили. Кстати, пенообразователь, который в огнетушителях, обладает свойством отстирывать что угодно – лайфхак хозяйке на заметку.

 

У папы на работе была очень остроумная бухгалтер Раиса, которая сушила на батарее использованные чайные пакетики, а потом угощала этим чаем проверяющих.

 

Папина работа была герметичной системой, и я чувствовала себя ее частью. Вообще, в профессии пожарных есть некая клановость – все приводят на работу своих родственников. И в семье папиных родителей так же было – его брат тоже пожарный, и жена брата работала в «пожарке». И мне казалось, что, само собой разумеется, я вырасту и где-то там тоже буду, папа "пристроит", а замуж выйду за Игорька, сына водителя.

 

Но я сама если и фантазировала о будущей работе в пожарной охране, то в каких то очень смелых мечтах, оторванных от реальности. Не знаю, как сейчас, а в то время пожары женщины профессионально не тушили, хотя могли быть в части на диспетчерской или бумажной работе, а это скучно, кто о таком мечтает?

 

Из детства я вынесла умение делать отличные стрелки на брюках, еще я отлично глажу гимнастерки и могу пришить погоны на шинели! Придумать бы еще, как все это применять в реальной жизни».

 

Детство в семье врачей. Профессии наших родителей

Евгений Корнеев «Портрет академика Л.Л.Богуша» 1980

 

Детство в семье врачей: «Мне даже имя дали так, чтобы больным было легче запомнить»

Анна Берлин

 

«Мой папа работал хирургом, мама – терапевтом, бабушка – медсестрой. Друзья родителей тоже все были врачами. Разговоры дома шли на соответствующие темы. Так что я очень рано сделала вывод, что все люди делятся на врачей и больных. И если не хочешь быть больным (а я не хотела), есть только одна альтернатива.

 

Я выросла в больнице. С 3-х лет я сидела на перевязках. В 4 года помогала крутить салфетки для перевязочной, а в 5 меня уже брал папа в операционную. Я помню, что стояла рядом с анестезиологом, и он мне объяснял ход операции. Еще помню, как зашла в кабинет главврача (а родители меня вообще-то прятали от него в больнице), а он… взял меня кататься на машине.

 

Мои родители работали на дежурствах. Поэтому иногда я ночевала в ординаторской. Бабушка, мама или папа спали рядом. Звонил телефон, они уходили, потом возвращались. Медсестры и санитарки играли со мной, рисовали. У меня даже был свой собственный малюсенький белый халатик.

 

Да что там! Мне имя дали так, чтобы больным в будущем было удобно запоминать. Анна Александровна звучало нормально, а  вот Александру Александровну (у родителей была мысль назвать меня Сашей) будут звать СанСанна. Так сказал мой папа. И меня назвали Анной.

 

После института я пошла работать к заву, который когда-то водил меня маленькую в детский садик. Я  с детства знала, что буду хирургом. Других вариантов  даже не было. А вот свою дочку я к себе на работу не таскаю. Во-первых, нет такой необходимости, во-вторых, я хочу дать ей шанс самой выбрать профессию. Сейчас Варя (ей 4,5 года) хочет быть конным  полицейским, что я полностью одобряю».

 

Детство в семье военных. Профессии наших родителей

 

Детство в семье военных: «В случае непослушания – ремень»

Настя Савельева

 

«Думаю, что основной отпечаток профессии родителей военных – это ранняя самостоятельность детей.  Наше с братом дошкольное детство прошло в военном городке в Белоруссии. Сама военная часть стояла в глухом лесу. В городке все друг друга знали. Когда родители были на службе, дети самостоятельно гуляли почти весь день. Не было рядом бабушек, тёть или нянь, так что детям оставляли записки-послания, что и где взять, когда и что делать или чего точно не делать. Брат уже в 4 года хорошо читал, а я – хорошо его слушалась. Поэтому мы совершенно спокойно оставались одни до самого вечера. И не мы одни такие были, нас была целая орава разновозрастной ребятни.

 

Когда мне исполнилось 6 лет, мы переехали из маленькой "лесной" военной части в город, через 2 года в другой, через несколько лет переехали еще раз и еще раз. Всего я сменила 5 школ. Только последняя школа подарила мне друзей и радость долговременного общения. 

 

В наших многочисленных переездах я научилась дружить и находить язык с кем угодно, но также научилась и не сильно к кому-либо привыкать.  Я поняла, что невозможно понравиться всем и под всех построиться. А вот учебу в институте я начинала с самого начала, и у меня появились настоящие друзья, с которыми общаемся и дружим до сих пор. Я на своей шкуре прочувствовала, какой же это кайф - иметь друзей!

 

Про игры с родителями. Военных мало куда выпускали отдыхать, но по стране, конечно, можно было кататься сколько угодно. Мы часто с родителями путешествовали на машине и поездах. Когда ехали, играли в слова, в "балду", в карты, в домино, в "виселицу", решали логические задачи: например, что тяжелее - 1 кг железа или ваты; если налить кипяток в стакан с толстыми стенками и с тонкими, то какой вероятнее всего лопнет и т.д. 

 

С детьми во дворе играли во все дворовые игры: казаки разбойники, зарница, "залезть на стройку и стырить гудрон", который мы жевали, как жвачку; залезть в сад и набрать яблок/груш/вишни или что там по сезону.

 

Но! Перед всеми нашими гуляниями мы должны были навести дома порядок, помыть посуду, вынести мусор, выполнить все ЦУ в записке от мамы, сделать уроки. Если же что-то оставалось не сделанным, нам сильно доставалось от мамы или от папы, что было еще хуже. Папа был суров. Он требовал от нас беспрекословного исполнения "приказов". В случае непослушания – ремень. Мы честно старались слушаться, но иногда все-таки нас наказывали. Во всех знакомых семьях военных была строгость воспитания и ранняя самостоятельность детей».  

 

Грушинский фестиваль авторской песни

 

Детство в семье музыкантов: «Новые обои или фестиваль?»

Анна Ланцберг, дочь известного барда, писателя, поэта Владимира Ланцберга

 

«В нашем доме постоянно было огромное число людей, которые приезжали познакомиться с родителями, поработать вместе, помочь в каких-то проектах. Мои родители много занимались общественной деятельностью. Они помогали друзьям издавать первые сборники бардовской песни и стихов. Все это делали на печатных машинках. Люди сидели у нас дома, делали расшифровки с бобин.

 

Я с детства участвовала в общественной жизни. Для детей тоже всегда находились занятия. Мама у нас была больше по хозяйству, в семье было трое детей и надо было как-то со всем  управляться. А папа часто брал меня с собой в мастерскую, где учил фотографировать, проявлять снимки, паять микросхемы, что-то мастерить. Я ездила с ним на слеты и фестивали и там мои навыки находили применение.

 

По слетам и фестивалям я ездила с родителями с самого раннего детства. Всё детство практически каждое лето мы проводили на природе, в палатках. Это был для меня привычный образ жизни. А в посёлке мы жили в строительном вагончике, который нашей семье дали, как временное жильё, пока строились наши дома. Дома строились очень долго, и наша семья 13 лет прожила в этом вагончике.

 

Папу часто приглашали в разные места, в т.ч. детский лагерь "Орлёнок" петь песни, туда мы тоже ездили вместе. Мне нравилось так проводить время, скучно точно не было. На слетах, фестивалях было много детей-ровесников.  Мы практически вместе росли.

 

Когда в нашем поселке вечером энергетики отключали свет в целях экономии (это называлось веерное отключение света, отключали свет по посёлкам по очереди), мы садились за пианино и пели песни.

 

С моих лет пяти мы с папой вместе много паяли – микросхемы, радио. Для фестивалей мы делали такие специальные маячки – маленькие коробочки, которые мигали. Эти коробочки-маячки помогали людям на фестивалях находить дорогу.

 

Конечно, мы с папой вместе много путешествовали. Когда у него были гастроли, он часто брал с собой меня, моих сестру и брата. Со старшей сестрой ему удалось больше всего поездить. Потом, когда я подросла, начал брать с собой и меня. Затем младшего брата. Концерты, слёты, гастроли, Грушинский фестиваль – все это было. Сама я начала что-то сочинять уже с пяти лет.

 

То, что папа известен, популярен, я никак не ощущала в детстве на себе. Для меня он был просто папа. Я поняла это, наверное, только когда его не стало. Когда я увидела, сколько концертов в честь его памяти было проведено по миру.

 

Сейчас я прекрасно понимаю, что моя жизнь была гораздо интереснее, чем могла бы быть. Да, в подростковом возрасте мне хотелось, чтобы дома был ремонт, чтобы у меня была новая красивая одежда, а не то, что доставалось по наследству от других детей. Но когда я говорила родителям, что хочу блузку с рюшечками и новые обои, мне родители предлагали выбор: «Есть возможность приобрести себе желаемое либо летом мы всей семьёй едем на фестиваль». И, конечно, я соглашалась на фестиваль».

 

 

А как у вас? Наложила ли профессия ваших родителей отпечаток на ваше детство? Часто ли вы бывали на работе у родителей? Оказала ли влияние работа ваших родителей на ваш выбор профессии? Поделитесь своим мнением в комментариях!

Дата публикации 07.11.2017
Автор статьи:
реклама
комментарии