Во дворе нашего дома нет детской игровой площадки, да что там площадки, пресловутые турники и паутинку, еще нашего детства – и те убрали, опасаясь за безопасность детей. Старые убрали, новые не поставили – то ли по забывчивости, то ли по еще каким известным только домоуправлению причинам. В общем, площадки нет.

 

По этой причине нам с детьми приходится искать игровые комплексы в городе или во дворах районов, в которых мы случайно оказываемся. Но это площадки не наши, они тех детей, которые живут в окрестных домах. Притом категория «свои – чужие» придумана вовсе не детьми.  Малышам, как правило, все равно, с кем они играют в песочнице сегодня, а с кем будут кататься с горки завтра. Но не все равно бывает их родителям.

 

Разборки в песочнице

 

Если мы зашли играть на площадку в сквере или парке, тут все более-менее сносно. Каждый родитель присматривает за своим чадом, а при ссоре или назревающей драке пытается усмирить только своего сына или дочку. Но стоит пройти двести – триста метров и оказаться в чьем-нибудь дворе, ситуация в корне меняется.

 

Впервые я столкнулась с таким разделением на «свои – чужие», когда сыну было два с половиной года. Надо признать, для меня, да и для находящихся рядом, это был непростой период. В этом возрасте у ребенка еще нет понятия «мое – твое», для него весь окружающий мир – это его мир, поэтому все предложения на тему «отдать или поделиться», скорее всего, не возымеют никакого эффекта. А если при этом ребенок в силу характера уперт и настырен, тут уж без склок не обойтись.

 

В общем, играл мой Ваня в песочнице, капал себе совочком ямку, и все было тихо-мирно, пока в эту же песочницу не пришел другой мальчик со своим совочком и машинкой. Ваню сразу же заинтересовала чужая машина, он оставил свое занятие и направился к игрушке малыша. Надо сказать, что сосед по песочнице не был против, что его игрушка попала в чужие руки. Зато его мама тут же встрепенулась: «Мальчик, положи машинку, она не твоя», - услышала я слегка раздраженный тон в адрес сына. «Он немного поиграет и отдаст, ничего страшного», - попыталась успокоить я ревнивую до своего скарба мамашку. Да не тут-то было. Меня сразу же засыпали вопросами, из какого мы дома и почему нас не знают. Выяснив причину нашего с сыном пребывания в «их песочнице», молодая мама была крайне возмущена. «Ходят тут всякие, еще и у моего ребенка игрушки отбирают, идите в своей двор и там делайте, что хотите», - было мне ответом.

 

Дети тем временем продолжали спокойно ковыряться в песке, каждый в своем углу. Но покой Вани пришлось нарушить, на простые уговоры отдать чужую машинку сын естественно никак не среагировал, а попытки забрать ее силой привели к слезам и драке. В итоге он зашвырнул злополучную машинку в кусты неподалеку, чем довел до слез уже хозяина игрушки. От гнева рассвирепевшей родительницы мы с сыном спасались бегством. Надо ли говорить, что в этот двор мы больше не приходили. Этот случай для меня стал самым ярким и показательным, но, к сожалению, далеко не единственным.

 

Самое безобидное, на что можно наткнуться в чужих дворах, это косые, неодобрительные взгляды хозяев. А как же иначе: на их территорию вторглись посторонние! Конечно, если ребенок спокоен и играет обособлено от других детей, ничьи интересы не ущемляются, то родители теряют интерес к чужакам. Но мой сын никогда не отличался ни спокойствием, ни покорностью. Поэтому, чем старше он становился, тем агрессивнее были его игры. Он непременно должен был быть первым на горке, хотел кататься на лучших качелях и самой быстрой карусели. И его желания нередко шли в разрез с желаниями окружающих. Отсюда частые ссоры с соседями по площадке.

 

И неизбежно в детские споры за первенство вступали мамы малышей. Притом доставалось почему-то всегда только моему сыну. Я беспрерывно слышала в его сторону замечания. Поначалу я пыталась усмирить собственного ребенка, сделать так, чтобы он не лез к другим детям, не трогал их игрушки, пропускал всех на горку и терпеливо ждал своей очереди. А потом мне все это надоело. Нет идеально послушных и воспитанных детей, да и не надо. Все дети шалят, не слушаются и устанавливают свои правила игры. На то они и дети. Приняв эту мысль, я заняла позицию наблюдателя.

 

Сын отбирает чью-то игрушку, рушит чей-то куличик или проталкивается первый на горку, я лишь наблюдаю со стороны, чтобы шалость и отстаивание своей позиции не переросло в драку или вандализм. При этом неизбежно слышу шипение других мам в сторону своего ребенка, но чаще всего дело не идет дальше обычного ворчания.

 

Встретить себе подобную мне удалось лишь однажды. В очередном дворе, куда мы забрели с сыном, пока наш папа ждал очереди в какой-то ведомственной конторе, мой ребенок заигрался на площадке со своим сверстником. Беды ничто не предвещало и я немного расслабилась. Но дети непредсказуемы, и мирная еще минуту назад игра переросла в нешуточную ссору.

 

Мальчишки тянули каждый в свою сторону пластмассовый паровозик, при этом грозно мыча друг на друга, поскольку, в силу малолетства, в словесную перепалку вступить еще не могли. Я же и мама другого малыша наблюдали за разгорающимися баталиями со стороны, не вмешиваясь в детский спор. В конце концов, хозяину паровозика удалось отстоять свое право на игрушку, и соперник отступил. Мы с другой родительницей облегченно выдохнули. «Часто это у вас?», - спросила меня мама малыша, имея в виду недавнюю стычку. «Постоянно», - ответила я. «Что поделать, мальчишки», - резюмировала она. И это, признаться, был лучший разговор, случившийся со мной на детской площадке. Жаль, что единственный.

 

Зато пару раз мне пришлось стать свидетелем довольно некрасивых сцен с мамочками в главных ролях. Сюжет банален: дети не поделили ведерко в песочнице, дело дошло до обсыпания песком и «лопаткоприкладства» по лбу оппонента. И тут в войну ввязались родительницы, причем обе сразу. Вопреки моим ожиданиям, они не пришли на помощь своим кровинушкам, а, наоборот, отшвырнув с ринга своих чад и отобрав у них орудия битвы, сами ввязались в драку. Сначала полетели нелестные высказывания в ключе: «Чего …опу развалила на скамейке, следи за своим ненормальным» и «Сама дура, оторвись от телефона, родила дефективного, не выводи его к людям». Закончилась перепалка плачевно – родительницы похватали своих орущих детушек, показали напоследок друг другу неприличные жесты и умотали каждая в свою сторону. Вся сцена длилась минут пять-семь, все это время дети рыдали, каждый в своем углу, размазывая по щекам сопли вперемешку с песком. Но ни одну из мамашек рев детей не беспокоил, главном было поорать друг на друга, выплеснуть на соперницу как можно больше оскорблений и удалиться не побежденной.

 

Что стало причиной такого агрессивного поведения мамочек – слабая стрессоустойчивость, хроническая усталость, плохое настроение или ужасный характер – вопрос для психологов и психоаналитиков. Беда в том, что такие сцены – вовсе не редкость. Перебранку родителей на тему, чей ребенок больше виновен в ссоре, периодически можно встретить на любой дворовой площадке. И здесь родители мало чем отличаются от своих чад – подобно детям, они устанавливают свои правила и прощупывают границы дозволенного, правда, уже во взрослом мире. Особенно такое поведение характерно для родителей двухлеток, когда мамы еще имеют возможность решать за своего малыша, чем ему играть и с кем дружить.

 

Моему сыну скоро четыре, и он вполне может постоять за себя сам, не боясь вступать в спор даже со школьниками. Нет, он не вырос законченным разбойником и хулиганом, просто, не вмешиваясь в малышовые споры, я дала ему возможность учиться самому искать выход из тупиковых, казалось бы, ситуаций и делать правильные выводы из детских разборок.

 

Фото - фотобанк Лори